Раз-распознавание
credit

Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Имя пользователя: Пароль:

Автор Тема: Раз-распознавание  (Прочитано 707 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Alexei

  • Содружество
  • Участник
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 68
Раз-распознавание
« : 15:21 27 Января 2011 »

« Последнее редактирование: 07:50 11 Сентября 2015 от Ассаджи »
Записан

Ассаджи

  • Администратор
  • Участник
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 7279
Раз-распознавание
« Ответ #1 : 13:06 28 Января 2011 »

Из Поттхапада сутты, с английским переводом Бхиккху Бодхи и чуть подредактированным русским переводом Александра Яковлевича Сыркина:

412. ‘‘Tatra, poṭṭhapāda, ye te samaṇabrāhmaṇā evamāhaṃsu – ‘ahetū appaccayā purisassa saññā uppajjantipi nirujjhantipī’ti, āditova tesaṃ aparaddhaṃ. Taṃ kissa hetu? Sahetū hi, poṭṭhapāda, sappaccayā purisassa saññā uppajjantipi nirujjhantipi. Sikkhā ekā saññā uppajjati, sikkhā ekā saññā nirujjhati’’.

7. 'In this matter, Poṭṭhapāda, those ascetics and Brahmins who say one's perceptions arise and cease wihout cause or condition are totally wrong. Why is that?  One's perceptions arise and cease owing to a cause and conditions. Some perceptions arise throught training, and some pass away throught training.'

7.- "Что касается, Поттхапада, тех отшельников и брахманов, которые говорили: "Без причины и без основания возникают и прекращаются у человека состояния распознавания", то они не правы с самого начала. Отчего же это? Ведь по причине и с основанием возникают и прекращаются у человека состояния распознавания; благодаря упражнению возникают одни состояния распознавания, благодаря упражнению прекращаются другие состояния распознавания.

413. ‘‘Kā ca sikkhā’’ti? Bhagavā avoca – ‘‘idha, poṭṭhapāda, tathāgato loke uppajjati arahaṃ, sammāsambuddho…pe… (yathā 190-212 anucchedesu, evaṃ vitthāretabbaṃ). Evaṃ kho, poṭṭhapāda, bhikkhu sīlasampanno hoti…pe… tassime pañcanīvaraṇe pahīne attani samanupassato pāmojjaṃ jāyati, pamuditassa pīti jāyati, pītimanassa kāyo passambhati, passaddhakāyo sukhaṃ vedeti, sukhino cittaṃ samādhiyati. So vivicceva kāmehi, vivicca akusalehi dhammehi, savitakkaṃ savicāraṃ vivekajaṃ pītisukhaṃ paṭhamaṃ jhānaṃ upasampajja viharati. Tassa yā purimā kāmasaññā, sā nirujjhati. Vivekajapītisukhasukhumasaccasaññā tasmiṃ samaye hoti, vivekajapītisukhasukhuma-saccasaññīyeva tasmiṃ samaye hoti. Evampi sikkhā ekā saññā uppajjati, sikkhā ekā saññā nirujjhati. Ayaṃ sikkhā’’ti bhagavā avoca.

9-10. ... Having reached the first jhāna, he remains in it. And whatever sensations of lust that he previously had disappear. At that time there is present a true but subtle perception of delight and happiness, born of detachment, and he becomes one who is conscious of this delight and happiness.In this way some perceptions arise throught training, and some pass away through training. And this is that training', said the Lord.

10. ... Освободившись от чувственных удовольствий, освободившись от нехороших свойств, он достигает первой ступени созерцания, – связанной с устремленным рассудком и углубленным рассуждением, рожденной уединенностью, дарующей радость и счастье – и пребывает в ней. Прекращается его прежнее распознавание чувственных удовольствий. В это время в нем возникает подлинное, утонченное распознавание радости и счастья, рожденного уединенностью, и с этого времени он становится подлинно и утонченно распознающим радость и счастье, рожденное уединенностью. Так, благодаря упражнению, возникают одни состояния распознавания, благодаря упражнению, прекращаются другие состояния распознавания. Таково упражнение, – сказал Блаженный.

‘‘Puna caparaṃ, poṭṭhapāda, bhikkhu vitakkavicārānaṃ vūpasamā ajjhattaṃ sampasādanaṃ cetaso ekodibhāvaṃ avitakkaṃ avicāraṃ samādhijaṃ pītisukhaṃ dutiyaṃ jhānaṃ upasampajja viharati. Tassa yā purimā vivekajapītisukhasukhumasaccasaññā, sā nirujjhati. Samādhijapītisukhasukhumasaccasaññā tasmiṃ samaye hoti, samādhijapītisukhasukhumasaccasaññīyeva tasmiṃ samaye hoti. Evampi sikkhā ekā saññā uppajjati, sikkhā ekā saññā nirujjhati. Ayampi sikkhā’’ti bhagavā avoca.

11. 'Again, a monk, with the subsiding of thinking and pondering, by gaining inner tranquility and unity of mind, reaches and remains in the second jhāna, which is free from thinking and pondering, born of concentration, filled with delight and happiness.His former true but subtle perception of delight and happiness born of detachment vanishes.At that time there arises a true but subtle perception of delight and happiness born of concentration, and he becomes one who is conscious of this delight and happiness.In this way some perceptions arise throught training, and some pass away through training.

11. И далее, Поттхапада, монах, подавив устремленный рассудок и углубленное рассуждение, достигает второй ступени созерцания – несущей внутреннее успокоение и собранность в сердце, лишенной устремленного рассудка, лишенной углубленного рассуждения, рожденной сосредоточенностью, дарующей радость и счастье, – и пребывает в ней. Прекращается его прежнее подлинное – утонченное распознавание радости и счастья, рожденного уединенностью. В это время в нем возникает подлинное утонченное распознавание радости и счастья, рожденное сосредоточенностью. Так, благодаря упражнению, возникают одни состояния распознавания, благодаря упражнению, прекращаются другие состояния распознавания. Таково упражнение, – сказал Блаженный.

‘‘Puna caparaṃ, poṭṭhapāda, bhikkhu pītiyā ca virāgā upekkhako ca viharati sato ca sampajāno, sukhañca kāyena paṭisaṃvedeti, yaṃ taṃ ariyā ācikkhanti – ‘‘upekkhako satimā sukhavihārī’’ti, tatiyaṃ jhānaṃ upasampajja viharati. Tassa yā purimā samādhijapītisukhasukhumasaccasaññā, sā nirujjhati. Upekkhāsukhasukhumasaccasaññā tasmiṃ samaye hoti, upekkhāsukhasukhumasaccasaññīyeva tasmiṃ samaye hoti. Evampi sikkhā ekā saññā uppajjati, sikkhā ekā saññā nirujjhati. Ayampi sikkhā’’ti bhagavā avoca.

12. И далее, Поттхапада, монах отвращается от радости и пребывает в уравновешенности, наделенный способностью самораспознавания и вдумчивостью, испытывая телом то счастье, которое достойные описывают: "Уравновешенный, наделенный способностью самораспознавания, пребывающий в счастье", он достигает третьей ступени созерцания и пребывает в ней. Прекращается его прежнее подлинное утонченное распознавание радости и счастья, рожденного сосредоточенностью. В это время в нем возникает подлинное утонченное распознавание счастья, рожденного уравновешенностью, и с этого времени он становится подлинно и утонченно распознающим счастье, рожденное уравновешенностью. Так, благодаря упражнению, возникают одни состояния распознавания, благодаря упражнению, прекращаются другие состояния распознавания. Таково упражнение, – сказал Блаженный.

‘‘Puna caparaṃ, poṭṭhapāda, bhikkhu sukhassa ca pahānā dukkhassa ca pahānā pubbeva somanassadomanassānaṃ atthaṅgamā adukkhamasukhaṃ upekkhāsatipārisuddhiṃ catutthaṃ jhānaṃ upasampajja viharati. Tassa yā purimā upekkhāsukhasukhumasaccasaññā, sā nirujjhati. Adukkhamasukhasukhumasaccasaññā tasmiṃ samaye hoti, adukkhamasukhasukhumasaccasaññīyeva tasmiṃ samaye hoti. Evampi sikkhā ekā saññā uppajjati, sikkhā ekā saññā nirujjhati. Ayampi sikkhā’’ti bhagavā avoca.

13. И далее, Поттхапада, монах, отказавшись от счастья, отказавшись от несчастья, избавившись от прежней удовлетворенности и неудовлетворенности, достигает четвертой ступени созерцания – лишенной несчастья, лишенной счастья, очищенной уравновешенностью и способностью самораспознавания, и пребывает в ней. Прекращается его прежнее подлинное утонченное распознавание счастья рожденного уравновешенностью. В это время в нем возникает подлинное утонченное распознавание свободы от несчастья и свободы от счастья, и с этого времени он становится подлинно и утонченно распознающим свободу от несчастья и свободу от счастья. Так, благодаря упражнению, возникают одни состояния распознавания, благодаря упражнению, прекращаются другие состояния распознавания. Таково упражнение – сказал Блаженный.

‘‘Puna caparaṃ, poṭṭhapāda, bhikkhu sabbaso rūpasaññānaṃ samatikkamā paṭighasaññānaṃ atthaṅgamā nānattasaññānaṃ amanasikārā ‘ananto ākāso’ti ākāsānañcāyatanaṃ upasampajja viharati. Tassa yā purimā rūpasaññā [purimasaññā (ka.)], sā nirujjhati. Ākāsānañcāyatanasukhumasaccasaññā tasmiṃ samaye hoti, ākāsānañcāyatanasukhumasaccasaññīyeva tasmiṃ samaye hoti. Evampi sikkhā ekā saññā uppajjati, sikkhā ekā saññā nirujjhati. Ayampi sikkhā’’ti bhagavā avoca.

14. И далее, Поттхапада, монах, всецело преодолев распознавание форм, избавившись от распознавания противодействия, отвлекшись от распознавания множественности, достигает уровня бесконечности пространства и мысля: "Пространство бесконечно", и пребывает на нем. Прекращается его прежнее распознавание форм. В это время в нем возникает подлинное утонченное распознавание бесконечности пространства, и с этого времени он становится подлинно и утонченно распознающим бесконечность пространства. Так, благодаря упражнению, возникают одни состояния распознавания, благодаря упражнению, прекращаются другие состояния распознавания. Таково упражнение – сказал Блаженный.

‘‘Puna caparaṃ, poṭṭhapāda, bhikkhu sabbaso ākāsānañcāyatanaṃ samatikkamma ‘anantaṃ viññāṇa’nti viññāṇañcāyatanaṃ upasampajja viharati. Tassa yā purimā ākāsānañcāyatanasukhumasaccasaññā, sā nirujjhati. Viññāṇañcāyatanasukhumasaccasaññā tasmiṃ samaye hoti, viññāṇañcāyatanasukhumasaccasaññīyeva tasmiṃ samaye hoti. Evampi sikkhā ekā saññā uppajjati, sikkhā ekā saññā nirujjhati. Ayampi sikkhā’’ti bhagavā avoca.

15. И далее, Поттхапада, монах, всецело преодолев уровень бесконечности пространства, достигает уровня бесконечности разумения и мысля: "Разумение бесконечно", пребывает на нем. Прекращается его прежнее подлинное утонченное распознавание бесконечности пространства. В это время в нем возникает подлинное утонченное распознавание бесконечности разумения, и с этого времени он становится подлинно и утонченно распознающим бесконечность разумения. Так, благодаря упражнению, возникают одни состояния распознавания, благодаря упражнению, прекращаются другие состояния распознавания. Таково упражнение – сказал Блаженный.

‘‘Puna caparaṃ, poṭṭhapāda, bhikkhu sabbaso viññāṇañcāyatanaṃ samatikkamma ‘natthi kiñcī’ti ākiñcaññāyatanaṃ upasampajja viharati. Tassa yā purimā viññāṇañcāyatanasukhumasaccasaññā, sā nirujjhati. Ākiñcaññāyatanasukhumasaccasaññā tasmiṃ samaye hoti, ākiñcaññāyatanasukhumasaccasaññīyeva tasmiṃ samaye hoti. Evampi sikkhā ekā saññā uppajjati, sikkhā ekā saññā nirujjhati. Ayampi sikkhā’’ti bhagavā avoca.

16. И далее, Поттхапада, монах, всецело преодолев уровень бесконечности разумения, достигает уровня отсутствия чего бы то ни было и мысля: "Не существует ничего", пребывает на нем. Прекращается его прежнее подлинное утонченное распознавание бесконечности разумения. В это время в нем возникает подлинное утонченное распознавание отсутствия чего бы то ни было, и с этого времени он становится подлинно и утонченно распознающим отсутствие чего бы то ни было. Так, благодаря упражнению, возникают одни состояния распознавания, благодаря упражнению, возникают другие состояния распознавания. Таково упражнение – сказал Блаженный.
« Последнее редактирование: 07:50 11 Сентября 2015 от Ассаджи »
Записан

Ассаджи

  • Администратор
  • Участник
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 7279
Раз-распознавание
« Ответ #2 : 13:07 28 Января 2011 »

414. ‘‘Yato kho, poṭṭhapāda, bhikkhu idha sakasaññī hoti, so tato amutra tato amutra anupubbena saññaggaṃ phusati. Tassa saññagge ṭhitassa evaṃ hoti – ‘cetayamānassa me pāpiyo, acetayamānassa me seyyo. Ahañceva kho pana ceteyyaṃ, abhisaṅkhareyyaṃ, imā ca me saññā nirujjheyyuṃ, aññā ca oḷārikā saññā uppajjeyyuṃ; yaṃnūnāhaṃ na ceva ceteyyaṃ na ca abhisaṅkhareyya’nti. So na ceva ceteti, na ca abhisaṅkharoti. Tassa acetayato anabhisaṅkharoto tā ceva saññā nirujjhanti, aññā ca oḷārikā saññā na uppajjanti. So nirodhaṃ phusati. Evaṃ kho, poṭṭhapāda, anupubbābhisaññānirodha-sampajāna-samāpatti hoti.

17. С тех пор, Поттхапада, как монах становится здесь распознающим себя, он постепенно движется все дальше и дальше и обретает вершину распознавания. Находясь на вершине распознавания, он говорит себе так: "Размышлять для меня хуже, не размышлять для меня лучше. Если я предамся размышлению и воображению, то у меня смогут уничтожиться эти состояния распознавания и возникнуть другие, грубые состояния распознавания. Поэтому теперь я не буду предаваться ни размышлению, ни воображению". И он не предается ни размышлению, ни воображению. У него, не предающегося ни размышлению, ни воображению, прекращаются эти состояния распознавания и не возникают другие, грубые состояния распознавания. Он обретает прекращение. Таково, Поттхапада, постепенно внимательное достижение прекращения распознавания".

‘‘Taṃ kiṃ maññasi, poṭṭhapāda, api nu te ito pubbe evarūpā anupubbābhisaññānirodha-sampajāna-samāpatti sutapubbā’’ti? ‘‘No hetaṃ, bhante. Evaṃ kho ahaṃ, bhante, bhagavato bhāsitaṃ ājānāmi – ‘yato kho, poṭṭhapāda, bhikkhu idha sakasaññī hoti, so tato amutra tato amutra anupubbena saññaggaṃ phusati, tassa saññagge ṭhitassa evaṃ hoti – ‘‘cetayamānassa me pāpiyo, acetayamānassa me seyyo. Ahañceva kho pana ceteyyaṃ abhisaṅkhareyyaṃ, imā ca me saññā nirujjheyyuṃ, aññā ca oḷārikā saññā uppajjeyyuṃ; yaṃnūnāhaṃ na ceva ceteyyaṃ, na ca abhisaṅkhareyya’’nti. So na ceva ceteti, na cābhisaṅkharoti, tassa acetayato anabhisaṅkharoto tā ceva saññā nirujjhanti, aññā ca oḷārikā saññā na uppajjanti. So nirodhaṃ phusati. Evaṃ kho, poṭṭhapāda, anupubbābhisaññānirodha-sampajāna-samāpatti hotī’’’ti. ‘‘Evaṃ, poṭṭhapādā’’ti.

18. Как ты об этом думаешь, Поттхапада? Слышал ли ты раньше, до этого о подобном постепенном внимательном достижении прекращения распознавания?"

– "Конечно нет, господин. И я понимаю, господин, сказанное Блаженным: "С тех пор, Поттхапада, как монах становится здесь распознающим себя, он постепенно движется все дальше и дальше и обретает вершину распознавания. Находясь на вершине распознавания, он говорит себе так: "Размышлять для меня хуже, не размышлять для меня лучше. Если я предамся размышлению и воображению, то у меня смогут уничтожиться эти состояния распознавания и возникнуть другие, грубые состояния распознавания. Поэтому теперь я не буду предаваться ни размышлению, ни воображению". И он не предается ни размышлению, ни воображению. У него, не предающегося ни размышлению, ни воображению, прекращаются эти состояния распознавания и не возникают другие, грубые состояния распознавания. Он обретает прекращение. Таково, Поттхапада, постепенно внимательное достижение прекращения распознавания".

– "Это так, Поттхапада".

415. ‘‘Ekaññeva nu kho, bhante, bhagavā saññaggaṃ paññapeti, udāhu puthūpi saññagge paññapetī’’ti? ‘‘Ekampi kho ahaṃ, poṭṭhapāda, saññaggaṃ paññapemi, puthūpi saññagge paññapemī’’ti. ‘‘Yathā kathaṃ pana, bhante, bhagavā ekampi saññaggaṃ paññapeti, puthūpi saññagge paññapetī’’ti? ‘‘Yathā yathā kho, poṭṭhapāda, nirodhaṃ phusati, tathā tathāhaṃ saññaggaṃ paññapemi. Evaṃ kho ahaṃ, poṭṭhapāda, ekampi saññaggaṃ paññapemi, puthūpi saññagge paññapemī’’ti.

19. – "Господин, учит ли Блаженный лишь об одной вершине распознавания, или же учит о различных вершинах распознавания?"

– "Я учу, Поттхапада, об одной вершине распознавания, но я учу о различных вершинах распознавания".

– "Как же это, господин, Блаженный и учит об одной вершине распознавания, и учит о различных вершинах распознавания?"

– "По мере того, Поттхапада, как он обретает прекращение, я каждый раз учу о вершине распознавания. Таким образом, Поттхапада, я и учу об одной вершине распознавания, и учу о различных вершинах распознавания".

416. ‘‘Saññā nu kho, bhante, paṭhamaṃ uppajjati, pacchā ñāṇaṃ, udāhu ñāṇaṃ paṭhamaṃ uppajjati, pacchā saññā, udāhu saññā ca ñāṇañca apubbaṃ acarimaṃ uppajjantī’’ti? ‘‘Saññā kho, poṭṭhapāda, paṭhamaṃ uppajjati, pacchā ñāṇaṃ, saññuppādā ca pana ñāṇuppādo hoti. So evaṃ pajānāti – ‘idappaccayā kira me ñāṇaṃ udapādī’ti. Iminā kho etaṃ, poṭṭhapāda, pariyāyena veditabbaṃ – yathā saññā paṭhamaṃ uppajjati, pacchā ñāṇaṃ, saññuppādā ca pana ñāṇuppādo hotī’’ti.

20. – "Господин, возникает ли распознавание сначала, а потом знание или знание возникает сначала, а потом распознавание, или и распознавание, и знание возникают одновременно, не раньше и не позже одно другого?"

– "Сознание, Поттхапада, возникает сначала, а потом – знание, ведь возникновение знания зависит от возникновения распознавания. И ведь человек постигает: "Вот по этой причине у меня возникло знание". Таким образом, Поттхапада, следует знать, что распознавание возникает сначала, а потом – знание, ведь возникновение знания зависит от возникновения распознавания".

Saññāattakathā

417. ‘‘Saññā nu kho, bhante, purisassa attā, udāhu aññā saññā añño attā’’ti? ‘‘Kaṃ pana tvaṃ, poṭṭhapāda, attānaṃ paccesī’’ti? ‘‘Oḷārikaṃ kho ahaṃ, bhante, attānaṃ paccemi rūpiṃ cātumahābhūtikaṃ kabaḷīkārāhārabhakkha’’nti [kabaḷīkārabhakkhanti (syā. ka.)]. ‘‘Oḷāriko ca hi te, poṭṭhapāda, attā abhavissa rūpī cātumahābhūtiko kabaḷīkārāhārabhakkho. Evaṃ santaṃ kho te, poṭṭhapāda, aññāva saññā bhavissati añño attā. Tadamināpetaṃ, poṭṭhapāda, pariyāyena veditabbaṃ yathā aññāva saññā bhavissati añño attā. Tiṭṭhateva sāyaṃ [tiṭṭhatevāyaṃ (sī. pī.)], poṭṭhapāda, oḷāriko attā rūpī cātumahābhūtiko kabaḷīkārāhārabhakkho, atha imassa purisassa aññā ca saññā uppajjanti, aññā ca saññā nirujjhanti. Iminā kho etaṃ, poṭṭhapāda, pariyāyena veditabbaṃ yathā aññāva saññā bhavissati añño attā’’ti.

21. – "Господин, является ли распознавание тем же, что и свое "я" человека, или же распознавание – одно, а свое "я" – другое?"

– "Как же ты, Поттхапада, понимаешь свое "я"?

– "Я, господин, понимаю свое "я" как грубое, имеющее форму, состоящее из четырех великих элементов, питающееся материальной пищей".

– "Даже если бы свое "я", Поттхапада, было у тебя грубым, имеющим форму, состоящим из четырех великих элементов, питающимся материальной пищей, то и тогда, Поттхапада, распознавание было бы у тебя одним, а свое "я" – другим. Таким образом, Поттхапада, следует знать, что распознавание – одно, а свое "я" – другое. И пусть, Поттхапада, это свое "я" остается грубым, имеющим форму, состоящим из четырех великих элементов, питающихся материальной пищей, – все же у этого человека возникают одни состояния распознавания, и прекращаются другие состояния распознавания. Таким образом, Поттхапада, следует знать, что распознавание – одно, а свое "я" – другое".

418. ‘‘Manomayaṃ kho ahaṃ, bhante, attānaṃ paccemi sabbaṅgapaccaṅgiṃ ahīnindriya’’nti. ‘‘Manomayo ca hi te, poṭṭhapāda, attā abhavissa sabbaṅgapaccaṅgī ahīnindriyo, evaṃ santampi kho te, poṭṭhapāda, aññāva saññā bhavissati añño attā. Tadamināpetaṃ, poṭṭhapāda, pariyāyena veditabbaṃ yathā aññāva saññā bhavissati añño attā. Tiṭṭhateva sāyaṃ, poṭṭhapāda, manomayo attā sabbaṅgapaccaṅgī ahīnindriyo, atha imassa purisassa aññā ca saññā uppajjanti, aññā ca saññā nirujjhanti. Imināpi kho etaṃ, poṭṭhapāda, pariyāyena veditabbaṃ yathā aññāva saññā bhavissati añño attā’’ti.

22.- "Тогда, господин, я понимаю свое "я" как состоящее из разума, наделенное всеми большими и малыми частями, не знающее ущерба в жизненных способностях".

– "Даже если бы свое "я", Поттхапада, было у тебя состоящим из разума, наделенным всеми большими и малыми частями, не знающими ущерба в жизненных способностях, то и тогда, Поттхапада, распознавание было бы у тебя одним, а свое "я" – другим. Таким образом, Поттхапада, следует знать, что распознавание – одно, а свое "я" – другое. И пусть, Поттхапада, это свое "я" остается состоящим из разума, наделенным всеми большими и малыми частями, не знающим ущерба в жизненных способностях, – все же у этого человека возникают одни состояния распознавания, и прекращаются другие состояния распознавания. Таким образом, Поттхапада, следует знать, что распознавание – одно, а свое "я" – другое".

419. ‘‘Arūpiṃ kho ahaṃ, bhante, attānaṃ paccemi saññāmaya’’nti. ‘‘Arūpī ca hi te, poṭṭhapāda, attā abhavissa saññāmayo, evaṃ santampi kho te, poṭṭhapāda, aññāva saññā bhavissati añño attā. Tadamināpetaṃ, poṭṭhapāda, pariyāyena veditabbaṃ yathā aññāva saññā bhavissati añño attā. Tiṭṭhateva sāyaṃ, poṭṭhapāda, arūpī attā saññāmayo, atha imassa purisassa aññā ca saññā uppajjanti, aññā ca saññā nirujjhanti. Imināpi kho etaṃ, poṭṭhapāda, pariyāyena veditabbaṃ yathā aññāva saññā bhavissati añño attā’’ti.

23. – "Тогда, господин, я понимаю свое "я" как лишенное формы, состоящее из распознавания".

– "Даже если бы свое "я", Поттхапада, было у тебя лишенным формы, состоящим из распознавания, то и тогда, Поттхапада, распознавание было бы у тебя одним, а свое "я" – другим. Таким образом, Поттхапада, следует знать, что распознавание – одно, а свое "я" – другое. И пусть, Поттхапада, это свое "я" остается лишенным формы, состоящим из распознавания – все же у этого человека возникают одни состояния распознавания, и прекращаются другие состояния распознавания. Таким образом, Поттхапада, следует знать, что распознавание – одно, а свое "я" – другое".

420. ‘‘Sakkā panetaṃ, bhante, mayā ñātuṃ – ‘saññā purisassa attā’ti vā ‘aññāva saññā añño attāti vā’ti? ‘‘Dujjānaṃ kho etaṃ [evaṃ (ka.)], poṭṭhapāda, tayā aññadiṭṭhikena aññakhantikena aññarucikena aññatrāyogena aññatrācariyakena – ‘saññā purisassa attā’ti vā, ‘aññāva saññā añño attāti vā’’’ti.

24. – "Но можно ли мне, господин, узнать, является ли распознавание тем же, что и свое "я" человека, или же распознавание – одно, а свое "я" – другое".

– "Трудно, Поттхапада, тебе, имеющему другие воззрения, другую веру, другие желания, другие занятия, других наставников, узнать, является ли распознавание тем же, что и свое "я" человека, или же распознавание – одно, а свое "я" – другое".
« Последнее редактирование: 07:51 11 Сентября 2015 от Ассаджи »
Записан
Теги: